Загрузка...

Михалков рассказал о своей ссоре с Макаревичем, недорозумениями с Собчак и о рекордном бюджете нового фильма

Шоу-бизнес
2287
Шоу-бизнес, showbiz, Новости России,Политика,Новости Кино
Режиссер Никита Михалков рассказал о новой картине "Солнечный удар" и о том, почему не прийдет общаться с Ксенией Собчак в прямом эфире.

Известный российский режиссер дал интервью порталу Super:

Почему в новой картине вы задействовали неизвестных актеров?

Мне интереснее делать звезд. Если вы заметили, то многие актеры, которые начинали у меня сниматься, продолжили свою деятельность в качестве звезд. Покойный Юра Богатырев, Лена Соловей, Саша Калягин — их первые работы были в моих картинах, и я очень горжусь этим. Мне интересно находить в талантливых и еще не взлетевших людях то самое, что может помочь им взлететь. Хотя это не исключает того, что я работаю и с высококлассными артистами: посмотрите «12» — там только звезды работают.

Некоторые стали обвинять вас в пиаре перед премьерой, когда вы начали публично выяснять отношения с Макаревичем в своей программе на федеральном канале.

Это глупо. Мне трудно отвечать на глупости. А если бы не было картины? Знаете, мне пока что не нужно еще привлекать таким трудным способом внимание к своей картине. Что касается Макаревича: если ты говоришь, что ты выступаешь перед всеми, то почему ты отказываешься выступать перед ополченцами, говоря, мол, «я им не симпатизирую»? Сейчас открываются места захоронения по 400 человек уже, они без суда и следствия расстреляны и засыпаны песком. Если ты говоришь, что ты выступал перед детьми, то я приведу пример: Клавдия Шульженко приехала выступать в оккупированный Киев перед детьми, не перед фашистами, а именно перед детьми. Объяснение, что она выступает перед детьми, когда вокруг портреты Гитлера и свастики, трудно себе представить.

Да у меня нет людей, с которыми я не здороваюсь. У меня нет врагов. Враги появляются тогда… Знаете, мама говорила: «Не страшно быть ненавидимым ни за что, страшно, когда есть, за что ненавидеть». Я Макаревичу ничего плохого не сделал. Если посмотреть в Интернет, то можно понять, что вся злоба ко мне, ненависть и презрение выражаются людьми, которых я в глаза не видел. Эти люди не знают обо мне ничего. Страшно, когда тебя разлюбил или возненавидел человек, который тебя знает. Если он разлюбил за то, что про тебя знает — это страшно. А когда меня не любят люди, которых я не знаю, — да Бог им судья!

С Ксенией Собчак у вас тоже возникли разногласия на этой почве. Вы помирились?

Да какие разногласия? Я с ней не ссорился и не мирился. Я увидел ее заметку, и мне она показалась пошлой. Я считаю, что когда в стране введены санкции, пошло страдать о том, что не будет устриц, сыра «Пармезан» и всего остального. Ну пошло это! Она мне ответила большим развернутым письмом, еще более пошлым, потому что это была просто ложь. Это как раз та ситуация, когда из маленьких лоскутков правды шьется огромное одеяло лжи. У меня с ней нет никаких личных счетов, я просто высказал свою точку зрения. К сожалению, либеральная российская интеллигенция, пошлая интеллигенция, не умеет слушать. Они не прощают чужого мнения. Они безжалостны по отношению к людям, они напоминают только о том, что думают сами. Это несправедливо, и меня это не устраивает, поэтому я буду говорить то, что я думаю, и отвечать за свои слова. Если я в чем-то не прав, то докажите мне это, я с удовольствием выслушаю и соглашусь, что не прав. Но сказать на то, что я говорю, «сам дурак» — это не разговор.

В прессе появилось ваше недавнее фото с Ксенией в Большом театре, и многие сделали вывод, что вы помирились…

Да я и не ругался с ней! Она пришла в ложу, где сидел я, а также моя жена и дочь, сказала, что нам нужно поговорить с глазу на глаз. Я, конечно, согласился, но только с глазу на глаз, а не сидеть на ее канале и разговаривать «с глазу на глаз», где еще смотрят восемь тысяч глаз. Если хочешь поговорить, давай поговорим, но не нужно предлагать себя в качестве пиарщика и пиарить свой канал. Она мне сказала, что хочет поговорить, а публично устраивать дискуссию, чтобы люди кидали шары — кто за кого — я не собираюсь

Бюджет вашего нового фильма составил 21 миллион долларов. Это гораздо больше, чем бюджет «Утомленных солнцем». Почему?

Во-первых, «Утомленные солнцем» — это вообще другое полотно по масштабу. И самая главная наша затрата — колесные пароходы, которых не осталось в России. Нам пришлось все это строить в Швейцарии. Злые языки сразу уличили нас в нежелании снимать в России, но они не знали реального положения дел. Просто там действительно все корабли были на ходу. Мы снимали в очень тяжелых условиях, когда детишки бегали в матросках, а у них пар шел изо рта. Потом нам пришлось с помощью компьютера вырезать берега Женевского озера и вставлять берега Волги. Вы знаете, я люблю тратить деньги на какой-то результат, чтобы у всех на площадке был горячий обед, чтобы был свой вагончик. Не когда актер сидит в холодном вагоне с маминым бутербродом, а когда у него есть свое место, где он может отдохнуть, когда съемочная группа живет хорошо. Не когда актера вызывают в пять утра на грим, а снимать начинают в 4 вечера, а когда он приезжает ровно за два часа. То есть когда все организованно. Мне нравится зарабатывать на результате. Кино для меня — удовлетворение своих творческих амбиций за чужой счет. За счет фонда кино, или спонсоров, или банков. Но все деньги, которые мы получаем, на экране.

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram . Будьте в курсе последних новостей.
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Все новости »
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Диалог.UAв Google+
Загрузка...