15 фактов о пресс-марафоне Зеленского, которые вы пропустили - Зоя Казанжи

Президент Украины Владимира Зеленский провел рекордный 14-часовой пресс-марафон еще 10 октября, но споры, обсуждения и комментарии на острые темы и общение с журналистами не утихают до сих пор, так как все отмечают противоречивые успехи данного мероприятия.
Украина, политика, зеленский, марафон, порошенко, донбасс, общение, сми, выводы
Украина, политика, зеленский, марафон, порошенко, донбасс, общение, сми, выводы

Известная журналистка Зоя Казанжи прокомментировала общение президента Украины Владимира Зеленского с журналистами в рамках пресс-марафона, озвучив 15 главных выводов и тезисов вокруг нашумевшего события, пишет Диалог.UA, ссылаясь на НВ.

1. Это общение с журналистами очень хорошо, просто идеально зайдет электорату президента. Можно сколько угодно рассказывать о «три часа пресс конференции», о целесообразности такого марафона и так далее — но это все, в первую очередь, для людей, которые голосовали на президентских и парламентских выборах за Зеленского и Слугу народа. И здесь стопроцентное, по-моему, попадание.

2. Зеленский делал вид/пытался/был искренним. Поэтому постоянно апеллировал к публике, подчеркивая свою искренность и честность: ну, я же честен с вами. Я честно вам об этом говорю. Я говорю так, как было на самом деле и в таком же ключе дальше. Все время возвращался к теме «обычных людей»: «люди так хотят», «я это делаю для людей», «я хочу, чтобы люди были довольны».

3. Зеленский гораздо лучше стал разговаривать на украинском языке. Согласитесь, весь день формулировать на языке, на котором ты не разговариваешь в повседневной жизни, тяжело. Поэтому какие-то языковые косяки нет смысла обсуждать, даже если они были (а они были и пару раз искажали смысл сказанного, но это такое — мы же все поняли, о чем он).

4. Красной нитью, насквозь, использовалась тема освобожденных из русского плена заключенных. Здесь считывались несколько важных мессиджей: он смог то, что не удавалось сделать Порошенко; разблокирование переговорного процесса, которое состоялось благодаря именно ему, Зеленскому; напоминание всем о том, что это серьезный успех новой команды.

5. Персоне Порошенко было уделено достаточно много внимания. Точно так же много внимания Порошенко в свое время уделял Зеленскому. Кому что болит, тот о том и говорит — чувствовалось это именно так.

6. Не все журналисты, видимо, слушали онлайн трансляцию. Поэтому, когда попадали к президенту, кое-кто в сотый раз спрашивал о формуле Штайнмайера и об отношениях с Трампом. Если честно, это задалбывало и раздражало. Кстати, президент потом начал отвечать на однотипные вопросы так, как считал необходимым — переходил на другую тему и импровизировал.

7. Некоторые журналисты задавали вопрос, как бог на душу положит. Если честно, мне хотелось спросить: так, а о чем вы? Это были какие-то ремарки, запутанные предложения, выводы, предположения — и все это миксировано в одно целое. Как спрашивали, так и отвечал.

8. Зеленский часто не отвечал на вопросы — в том числе на четкие и понятные. Достаточно часто перебивал, начинал отвечать, не дослушав. Манипулировал, откровенно эксплуатируя болевые темы — заложников, войны, сирот, погибших. Это звучало примерно так: а люди гибнут, а я не должен ничего делать, как вы говорите? Хотя, конечно, никто такого и близко не говорил. Президенту тяжело фокусироваться на теме. По психотипу он отнюдь не образец сдержанности и спокойствия. Поэтому перескакивание, передергивание, переключение на другую, более привычную тему происходило довольно часто.

9. Зеленский не всегда понимал суть и смысл вопросов. Просто не понимал. Например, испанская журналистка спросила о суррогатном материнстве, начал отвечать о количестве интернатов в Украине, мимоходом бросив ремарку, что и «над вашим вопросом мы работаем, создали рабочую группу».

10. Зеленский хоть и учится быстро, как нас уверяют окружение и команда, но некоторые журналисты были на порядок выше по уровню понимания ситуации в государстве и процессов, которые происходят, чем президент. Неофит-президент — это достаточно забавляет. Если он — не президент твоей страны.

11. Куча оговорок, особенно в части судебной и правоохранительной темы, свидетельствуют об одном: президент хорошо усвоил (возможно, после обнародования телефонного разговора с Трампом), что нельзя вмешиваться в работу независимых органов, но на самом деле, в реалиях, все происходит по-другому. Поэтому мы слышали такое: мы собираем силовиков, я не вмешиваюсь в их деятельность, но спрашиваю о результате.

12. Зеленский довольно часто защищался от неудобных вопросов вместо того, чтобы сконцентрироваться на их важности и отвечать по существу. Вместо объяснений звучало: это вы преувеличиваете; это вам так кажется; ну, как мне говорят, то я знаю, что это не так. И фирменное: а вот как бы вы сделали на моем месте? Кстати говоря. Этот прием Зеленский использует довольно часто в публичном общении. Заговаривая важную тему своеобразным переводом стрелок.

13. В очередной раз упоминается собственная семья и дети. Во время важных обсуждений, ответов Зеленский ныряет в комфортную для себя тему и начинает рассказывать о том, что «главное назначение всех нормальных людей — это дети, поколение, мы для того живем». Так было во время ответа на вопрос Даниила Мокрика, который вместо него озвучил другой журналист (Мокрик не был аккредитован). Вопрос заключался в том, президент уже для себя решил, кто он больше: президент или отец? Приводился пример, когда в день подписания Кучмой документа в Минске, Зеленский отказался отвечать на вопросы СМИ, потому что было 19:30 часов и он спешил «к детям». На этот раз Зеленский ответил, что он президент, но потом оседлал свою любимую лошадку.

14. О нелепых шутках здесь не будем, ок? Думаю, о Бабьем Яре уже все написали. Обратила еще внимание, что Зеленский тщательно и с любовью лелеет свою эмоциональную боль. По крайней мере, напоминал, что журналистам не нравилось, когда он назвал журналиста «мальчиком». Периодически вспоминал какие-то обвинения и возвращался к ним, объясняя, что все не так, как на него подумали. Какие-то подростково-пубертатные обиды.

15. В очередной раз убедилась, что мы все живем теперь в большом телевизионном шоу, где важен формат и зрелищность. Технологи и сценаристы президента разбираются в этом формате, так что драматургия будет выдерживаться, градус, видимо, будет повышаться. Каким будет конец этого кино — неизвестно никому.

О чем думаю еще.

Первое. Уверена, что сегодняшнее общение станет наглядным материалом не только для журналистов и общества. И даже не только для политических психологов. Внешнеполитические ведомства и другие соприкасающиеся и другие структуры получили достаточно полное представление о персоне президента Украины и о том, что у него в голове.

Второе. Наряду с нашей самой большой проблемой — войной, у нас есть еще одна проблема — президент. Видимо, он хороший человек. И я даже верю, что после пика профессиональной карьеры, захотелось прыгнуть выше. Но мы все здесь при чем?

Третье. Куда от всего этого бежать?

Напомним, положительные и негативные впечатления, а также выводы о громком пресс-марафоне президента Украины Владимира Зеленского в Киеве озвучил авторитетный журналист и публицист Юрий Бутусов, акцентировав вникание в вопросы Донбасса и ПриватБанка.

Также рекордный пресс-марафон президента Украины Владимира Зеленского, на котором он успел пообщаться более чем с 300 журналистами, был встречен одобрением со стороны экс-нардепа от партии Петра Порошенко Мустафа Найема.

Подпишись на Telegram-канал и посмотри, что будет дальше!

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram . Будьте в курсе последних новостей.
ПОДПИШИСЬ НА НАШ ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛ И ПОСМОТРИ, ЧТО БУДЕТ ДАЛЬШЕ!
Загрузка...
Все новости »
Загрузка...