Загрузка...
Таблоид
Все новости »

Депортация крымских татар: подробности того, как Сталин чуть не погубил целый народ

Украина
1854
крым, депортация, история, сталин, ссср
​18 мая весь мир чествует жертв депортации крымских татар из полуострова Крыма. Сегодня 75-я годовщина той страшной трагедии.

Историческими подробностями депортации крымских татар поделилась "Газета.ru", передает "Диалог.UA".

18 мая 1944 года началось принудительное выдворение крымскотатарского населения Крымской АССР в Среднюю Азию и отдаленные районы РСФСР силами НКВД и НКГБ. Как и в случае с депортацией других народов, обвиненных в сотрудничестве с немецкими оккупантами и коллаборационизме в годы Великой Отечественной войны, операцию разрабатывал и лично курировал один из руководителей советских спецслужб Лаврентий Берия.

По данным НКВД, отправленным руководителю советского государства Иосифу Сталину, выселению подверглись 183 155 человек. Некоторые крымскотатарские организации приводят принципиально иную цифру – 423 100 жителей, из которых 377 300 составляли женщины и дети. По разным подсчетам, в результате депортации погибли от 34 до почти 200 тыс. человек.  

Государственный Комитет Обороны постановил в 1944 году: "Всех татар выселить с территории Крыма и поселить их на постоянное жительство в качестве спецпоселенцев в районах Узбекской ССР. Выселение возложить на НКВД СССР. Обязать НКВД СССР (тов. Берия) выселение крымских татар закончить к 1 июня 1944 года".

Это звучало как приговор!

Крымскотатарский историк-краевед Рефат Куртиев, посвятивший много лет изучению проблемы, отмечал, что значительная часть населения на самом деле сражалась с немцами так же, как и другие народы СССР.

"На полуостров Крым война пришла 22 июня 1941 года в 3 часа 13 минут с бомбежкой Севастополя... В этот период крымскотатарский народ в полной мере испытал все ужасы войны: 40 тысяч ушли на фронт, фашисты сожгли более 80 крымскотатарских деревень, в Германию было угнано 20 тысяч молодежи (из них 2300 человек находились в немецких лагерях). К моменту освобождения Крыма в лесах боролись с фашистскими захватчиками 598 партизан крымских татар", - опроверг ученый обвинения Сталина крымских татар в сотрудничестве с неццами.

Куртиев: "Когда тысячи сынов крымскотатарского народа сражались и гибли на фронтах Отечественной войны и в оккупации, в Крыму еще пахло гарью сожженных сел, не высохли слезы матерей о погибших, замученных, расстрелянных, сожженных и угнанных детей в Германию, когда еще шли бои за полное освобождение Крыма от фашистов, советские каратели готовили депортацию крымских татар".

Некоторые исследователи уверяют в том, что в некоторых населенных пунктах чекисты и солдаты приступили к реализации выселения еще поздно вечером 17 мая и усердно "работали" всю ночь. В одном из источников приводится рассказ о депортации в деревне Ак-Баш, куда сотрудники НКВД и НКГБ прибыли на пяти грузовиках.

"Кто мясо жарит, кто картошку, кто чебуреки. А солдаты такие довольные, за три года войны каждый из них соскучился по домашней еде", — вспоминала местная жительница Сабе Усеинова. В 7 часов вечера сытые красноармейцы "рассыпались" по деревне, прикладами выгоняя людей на улицу, а муж Сабе стоял с поднятыми руками. Потом всех согнали на сельскую площадь, погрузили в машины и до рассвета 18 мая не разрешали их покинуть. Ну а дальше все пошло, как везде.

Слово крымскотатарскому историку Рефату Куртиеву: "К акции были привлечены: 19 тысяч человек содействия НКВД, 30 тысяч работников НКВД и НКГБ. Оперативникам помогали около 100 тысяч военнослужащих Советской армии. Для мобильного выполнения приказа из привлеченных военных ресурсов были образованы тройки: к одному оперативнику были приставлены три военнослужащих. Таким образом, на одного крымского татарина, будь он стариком или младенцем, приходилось больше одного карателя".

Заспанных граждан заставляют открывать двери и впускать незваных гостей в дома. Офицеры переступают порог в сопровождении солдат.

"Именем советской власти, за измену Родине, вы выселяетесь в другие районы Советского Союза", — такой фразой, если верить историку Куртиеву, старший каждой группы неизменно "приветствовал" изумленных хозяев жилища.

Крымским татарам выставлены даже более жесткие условия, чем другим депортированным народам. Так, на сборы отводится не более 10-15 минут. С собой разрешается брать узелки весом не более 10-15 кг.

Боец 222-го отдельного стрелкового батальона 25-ой стрелковой бригады войск НКВД Алексей Веснин, которому во время операции было 19 лет, впоследствии написал свои воспоминания о событиях, опубликованные под названием "Выполняя приказ".

"В четыре утра приступили к операции. Мы заходили в дома, поднимали хозяев с постели и объявляли: «Именем Советской власти! За измену Родине вы выселяетесь в другие районы Советского Союза». Люди воспринимали эту команду со смиренной покорностью", — рассказывал Веснин. В случае неповиновения людей, не церемонясь, избивают. Вооруженное сопротивление, как и при других подобных операциях, оканчивалось ликвидацией "мятежника" на месте.

И вновь обратимся к труду историка-краеведа Куртиева: "Стариков, женщин и детей, толкая прикладами, загоняли в грязные товарные вагоны, окна которых были окутаны колючей проволокой. Внутри вагоны были оборудованы 2-х ярусными деревянными нарами. Туалетов и воды не было".

"В пути следования эшелона люди умирали от голода, болезней, отсутствия медицинской помощи, испытывали моральные страдания, — вспоминала крымская татарка Урие Борсаитова, которую цитировал krymr.com, в 2009 году. Ее и ее многочисленных родственников увозили со станции в Евпатории. — В товарных вагонах для перевозки скота стены и пол были грязными, стоял запах навоза. В один вагон помещали до 45-50 человек или же 8-10 семей крымских татар. Эшелон после 19-ти суток пути прибыл на станцию Голодная степь. Нас отправили на место поселения – колхоз Кирова Мирзачульского района Ташкентской области УзССР. Нашу семью поселили в старой землянке без окон и дверей, крыша была из камыша".

"В условиях крайней недостаточности продуктов питания, питьевой воды, отсутствия санитарных условий люди болели, умирали от голода и массовых инфекционных болезней. В первый год от голода и нечеловеческих условий умерла моя младшая сестра Шекуре Ибрагимова, ей было 6 лет. В сентябре 1944 года я заболела малярией", — делилась пережитым Урие Борсаитова.

"18 мая 1944 года на рассвете сильный стук разбудил всю семью, — это рассказ крымской татарки Нинель Османовой. — Мама не успела соскочить с постели, как двери распахнулись — и советские солдаты с автоматами в руках приказали выйти во двор. Мама начала собирать плачущих детей, а солдаты с винтовками начали нас выталкивать из дома. Мама думала, что нас ведут расстреливать. Когда вышли во двор, там стояла подвода, нас посадили и вывезли за село в лощину. Там уже сидели наши односельчане с семьями".

Как вспоминала Османова, некоторым солдаты объясняли, что их ведут не на расстрел, а будут выселять. Но их семью выселяли настолько жестоко, что даже не разрешили ничего взять с собой, кроме одного мешка пшеницы. Всю дорогу они и ели эту пшеницу.

Берия направил Иосифу Сталину и Вячеславу Молотову телеграмму, в которой докладывал о ходе депортации. Вот что следовало из текста: "НКВД докладывает, что сегодня, 18 мая, начата операция по выселению крымских татар. Уже подвезено к железнодорожным станциям погрузки 90 000 человек, погружено и отправлено к местам нового расселения 48 400 человек и находится под погрузкой 25 эшелонов. Во время операции никаких эксцессов не было. Операция продолжается".

Было настолько тесно, что люди не могли вытянуть ноги. На остановках разжигали костры, искали воду. Поезда уходили без объявления. Кто-то, набрав воды, успевал вернуться, добежать до вагона, кто-то — нет и пропадал без вести. Умерших в дороге выбрасывали по ходу поезда, не разрешая хоронить.

20 мая комиссары госбезопасности Кобулов и Серов докладывали Берии: "Начатая с вашим указанием 18 мая операция по выселению крымских татар закончилась сегодня в 16 часов. Выселены 180014 человек, погружены в 67 эшелонов, из которых 63 эшелона численностью 173 287 человек отправлены к месту назначения, остальные 4 эшелона будут отправлены сегодня".

Переброска 71 эшелона на восток заняла около 20 дней. В телеграмме от 8 июня 1944 года на имя Лаврентии Берии нарком внутренних дел Узбекской ССР Юлдаш Бабаджанов сообщал: "Докладываю об окончании приема эшелонов и расселении спецпереселенцев крымских татар в Узбекской ССР... Всего принято и расселено в Узбекистане спецпереселенцев семей — 33 775, людей — 151 529, в том числе мужчин — 27 558, женщин — 55 684, детей — 68 287. Умерло в пути следования во всех эшелонах 191 человек. Расселено по областям: Ташкентской — 56 362 человека. Самаркандской — 31 540, Андижанской — 19 630, Ферганской — 19630, Наманганской — 13 804, Кашка-Дарьинской — 10 171, Бухарской — 3983 человека. Расселение в основном произведено в совхозах, колхозах и предприятиях промышленности, в пустующих помещениях и за счет уплотнения местных жителей... Разгрузка эшелонов и расселение спецпереселенцев прошли организованно. Происшествий не было".

"Интересно, что первоначально Узбекистан давал согласие на прием у себя только 70 тыс. крымских татар, но позднее ему пришлось "пересмотреть" свои планы и согласиться с цифрой 180 тыс. чел., для чего в республиканском НКВД был организован отдел спецпоселений, которому надлежало приготовить 359 спецпоселков и 97 комендатур. И хотя время переселения крымских татар, по сравнению с другими народами, было относительно комфортным, однако о том, каково пришлось им на новом месте, достаточно выразительно говорят данные о заболеваемости и высокой смертности: около 16 тыс. еще в 1944 и около 13 тыс. в 1945 году", — отмечается в книге Павла Поляна "Не по своей воле…".

Основная масса трудоспособных переселенцев направлялась на работу как в сельское хозяйство, так и в промышленность и строительство. Недостаток рабочей силы в условиях войны ощущался почти повсеместно, особенно на сборе и обработке хлопка. Работа, которую получали спецпереселенцы, как правило, была тяжелой, а зачастую опасной для жизни и здоровья. Более тысячи из них, например, работало на озокеритовом руднике в поселке Шорсу Ферганской области. Крымские татары были направлены на строительство Нижне-Бозсуйской и Фархадской ГЭС, трудились они на ремонте полотна Ташкентской железной дороги, на промкомбинатах, химических предприятиях. Бытовые условия во многих районах были неудовлетворительными. Люди размещались в конюшнях, сараях, подвальных и других необорудованных помещениях. Непривычный климат, постоянное недоедание привели к распространению малярии и желудочно-кишечных заболеваний. Только с июня по декабрь 1944 года от болезней и истощения в Узбекистане умерло 10,1 тыс. спецпереселенцев из Крыма, то есть около 7% от числа прибывших.

Лишь 28 апреля 1956 года указом Президиума Верховного Совета СССР крымские татары были освобождены от административного надзора и режима спецпоселения, однако без права на возврат имущества и возвращения в Крым.

Президиум Верховного Совета СССР в своём Указе № 493 от 5 сентября 1967 года "О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму" признал, что "после освобождения в 1944 году Крыма от нацистской оккупации факты активного сотрудничества с немецкими захватчиками определенной части проживающих в Крыму татар были необоснованно отнесены ко всему татарскому населению Крыма".

Массовое возвращение крымских татар началось с постановления Совета Министров СССР от № 666 от 11 июля 1990 года. Согласно нему, крымские татары могли бесплатно получить земельные участки и строительные материалы в Крыму, но при этом они могли продать полученные ранее участки с домами в Узбекистане, поэтому миграция в период до распада СССР приносила крымским татарам большую экономическую выгоду.

Наконец, в ноябре 1989 года Верховный Совет СССР признал депортацию крымских татар "незаконной и преступной".

Напомним, ранее "Диалог.UA" сообщал, что Зеленский выступил с громким заявлением по случаю 75-летия Дня депортации крымских татар. 

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram . Будьте в курсе последних новостей.
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Все новости »