Загрузка...
Таблоид
Все новости »

За 100 дней Зеленский не вышел из роли Голобородько: Маринович о самом опасном исходе для Украины

Блоги
Украина, политика, выборы, зеленский, 100 дней, россия, реформы
Известный правозащитник, член-основатель Украинской Хельсинской группы Мирослав Маринович высказал свое экспертное мнение о первых месяцах президенства Владимира Зеленского и озвучил прогноз на его срок.

Наши духовные взлеты на последнем Майдане — это роскошь моей души. Все передовые модели современной цивилизации, например, инклюзивность, принцип win-win (нахождение максимально полезных решений для всех участников проблемы), взаимодополняемость, единство в многообразии — все это было реализовано тогда. Итак, yes, we can — да, мы можем!

Об этом пишет "Новое время".

Сегодня ценности революций продолжают оставаться неутихающей мечтой в наших сердцах. Мы с разочарованием обнаружили, что нам гораздо легче бороться за эти ценности, чем жить с ними. 

Ведь боремся мы на площади в дружеской компании единомышленников, а жить привычной повседневной жизнью приходится в основном среди равнодушных и разочарованных, среди которых чувствуешь себя одним-в‑поле-никак-не-воином. Отсюда разочарование и возврат к былому пессимизму: «Майдана красивы, но воплотить их в Украине не удастся, будем жить как жили».

Этот украинский маятник очень болезненный, хотя я знаю наверняка, что в какой‑то момент он неизбежно качнется в противоположную сторону. И я был бы куда спокойнее, если бы не тот факт, что в верхней точке нынешнего положения маятника нас, как всегда, ждет разинутая пасть России. Поэтому задача сегодня очевидна: пережить эту позицию маятника, не влетев с разгона в пасть.

Я с опасением ожидал президентства Владимира Зеленского и в первые его 100 дней вижу одно: президент никак не может выйти из роли слуги народа Голобородько.

Мне больно смотреть на реинкарнацию старой комиссарской привычки хамить, тыкать, добиваться «пролетарской справедливости» одним волевым решением. Мне невыносимо, что президент моей страны любуется собой в этой роли. Однако еще тяжелее от мысли, что людям это нравится: «Вот это круто! Вот это показал всем кузькину мать!»

Мне казалось, что, пережив столько трагедий из‑за коммунистической манеры управления, украинцы должны выработать в себе отвращение к таким рецидивам. А еще мне казалось, что молодежь, которая уже не принадлежит к специфическому виду homo sovieticus, не должна так легко покупаться на столь примитивную «крутизну».

Однако, к сожалению, пока такая манера нравится обывателю, до тех пор президент, привыкший реагировать на симпатии публики, будет ей подыгрывать.

Украинский народ вновь повелся на новые блестки, как когда‑то на большевистские лозунги «Власть народу!», «Мир народам!», «Земля крестьянам!». Тут он не одинок — американцы, британцы, поляки и венгры оказались не мудрее нас. Но запас прочности украинского государства не сравнить с их. Поэтому тревога моя не исчезает.

Однако, если отбросить эмоции, то такой результат выборов является классическим свидетельством системных или структурных изломов, которые не мог предвидеть никто. Я имею в виду повсеместный вотум недоверия действующим политикам, упадок доверия к авторитетам, кризис традиционных медиа, разгул популизма, диктат социальных сетей с неизбежным распадом общества на изолированные «пузыри». Все это болезни, которыми болеем не только мы, но и весь мир.

И все же у меня есть надежды на президентство Зеленского. За свою долгую жизнь я не раз убеждался, что для того, чтобы очистить нас от всякой скверны, небо иногда выбирает «скребок», который выглядит неуклюже.

Все предыдущие президенты Украины пытались что‑то изменить в этой стране, не затрагивая ее главного нерва. Говоря иными словами, они проводили «ямочный ремонт» старой советской дороги, не решаясь полностью заменить старое полотно. 

Поэтому президент Зеленский, не обремененный старыми управленческими стереотипами, мог бы решиться на радикальную операцию.

Однако поверить в это мешает одно противоречие: все подобного рода великие реформаторы, менявшие лица своих стран, всегда имели четкое видение новой страны, а также умели действовать вопреки эгоистическим инстинктам народа. Новоизбранный президент такого видения явно не имеет, а выборы он выиграл как раз на том, что заигрывал с народным эгоизмом и даже разжигал его.

Сегодня политическая сила президента имеет монополию на власть в стране. Поскольку Украина приняла упомянутый выше международный тренд, то она может посмотреть на примере других стран, что ее ждет в будущем.

И в США, и в Польше, и в Венгрии президенты пытаются уничтожить демократическую систему балансов и противовесов, подминают под себя как законодательную или судебную систему, так и четвертую власть — СМИ. Главная их цель — так изменить систему власти, чтобы закрепиться в ней навсегда. И это большой риск.

Я искренне и приятно удивлюсь, если новая власть в Украине будет действовать иначе.

Напомним, Бутусов назвал 100 дней Зеленского временем больших надежд и больших рисков.

Ранее сообщалось, что успел сделать президент Зеленский.

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram . Будьте в курсе последних новостей.
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Все новости »