Загрузка...

Когда вы прочтете эту статью, то поймете что значит любить свободу в Украине: громкий побег Латанского из Беларуси - полный текст

Блоги
4731
Россия, политика, путин, украина, агрессия, Латанский, беларусь, депортация
Создатель движения "Настоящий Успех" Николай Латанский опубликовал на своей странице в Facebook историю депортации из Беларуси, где его пытались обвинить в экстремизме за осуждение агрессии РФ против Украины.

Минск. Беларусь. Гостиница "Славянская" (недалеко от знаменитой Минск-Арены). Вторник. 23 октября. 22:42.

Стук в дверь нашего номера. Из-за двери слышу, как кто-то требует повелительным тоном: "Откройте, милиция!"

Открываю и с удивлением обнаруживаю на пороге двух статных гладко выбритых милиционеров, экипированных дубинками, пистолетами и уже включенными камерами "Дозор", снимающими происходящее.

— Вы Латанский Николай Витальевич? — спрашивает старший по званию.

— Я. А в чем дело? — не очень уверенно отвечаю я.

— Вы должны проехать с нами в РУВД.

— Зачем? — спрашиваю, а мысли в голове уже несутся с десятикратным увеличением скорости: изо всех сил пытаюсь вспомнить тот момент, когда я где-то, что-то успел нарушить в этой стране.

⠀— Вы являетесь… "нежелательным лицом" для Республики Беларусь и должны немедленно покинуть нашу страну.

— Возможно, это какая-то ошибка? — пытаюсь взять разговор под контроль.

— Не могу знать точно. Собирайтесь. Вы должны поехать с нами в РУВД. Процедура займет не более 15 минут. Вы подпишите бумагу о том, что согласны покинуть Беларусь и спокойно уедете.

— Можно я хотя бы в туалет схожу? — спрашиваю, понимая, что понятие "спокойно", в данном случае, может оказаться под большим вопросом.

— Да. Но не заставляйте меня долго ждать Вас под дверью!

⠀Закрываю дверь, оборачиваюсь и вижу растерянные лица моей жены Tatiana Latanska и нашего минского друга Димы, которые слышали каждое слово разговора.

Находясь в туалете, судорожно пытаюсь вспомнить, что еще, кроме паспорта, необходимо взять с собой в РУВД. И я не верю в то, что "процедура" займет 15 минут. Решаю, что самое главное сейчас — это телефон и пауер-банк к нему.

РУВД

Инициатор задержания: Россия.

Причина задержания: "Латанский Николай Витальевич принадлежит к террористической экстремистской вооруженной организации, осуществляющей подрывную деятельность на территории России".

По дороге в РУВД я подозревал, что именно моя публичная позиция, направленная против политики России в Украине и может быть причиной, но я не мог себе даже представить, чтобы обвинение в мой адрес, было сформулировано таким образом.

Быстро соображаю, что сегодня ночью меня уже никто никуда не отпустит. Дальше воображение рисует, казалось бы, невозможное, но, при этом, уже переживаемое многими украинцами, задержанными ФСБ по абсурдным, надуманным обвинениям (в том числе, на территории, казалось бы, независимого государства Беларусь). Очевидно, что завтра утром, меня, так же, как других моих соотечественников, несогласных с политикой Путина, по этапу передадут ФСБ. А что затем? Пытки, выбивание дознания в старых подвалах КГБ, долгие годы пребывания в застенках российской тюрьмы, якобы за «экстремизм»?! Признаюсь, что каждая следующая минута пребывания в РУВД только подтверждала мои опасения…

Долго стоим в "предбаннике" на входе в РУВД — я, Таня, наш друг Дима…. Наблюдая за происходящим, мы вдруг осознаём, что ни один из работников милиции не понимает, как именно нужно со мной поступить. Уже никто не спешит мне вручить обещанную бумагу, в которой написано, что я — "нежелательный" для Беларуси гость. Вместо этого сотрудники обрывают телефоны, пытаясь дозвонится в разные ведомства, чтобы получить в отношении меня указания.

Глубокая ночь. На наши вполне логичные вопросы: "За что и почему?" ответы никто не дает. Милиционеры явно в замешательстве. Мне несложно их понять. Представьте на секунду, что перед вами стоит "террорист и экстремист, осуществляющий подрывную деятельность". Как бы вы себя чувствовали?

Кстати, нужно отдать должное сотрудникам минской милиции. Несмотря на зверскую характеристику данную мне российским ФСБ, они вели себя вполне достойно, общались вежливо и относились ко мне с уважением. Это было тем более неожиданно, что у нас есть немалый опыт общения с белорусскими таможенниками и пограничниками.

Пока несколько человек из отделения пытаются дозвониться в соответствующие органы, я, понимая, что скоро наверняка окажусь в наручниках, беру Таню за руку. Кто знает, когда в следующий раз увижу ее, прикоснусь к ней…

В голове снова ускоренный мыслительный процесс: что самое важное я должен сказать Тане, какие инструкции дать — пароли доступа, ключи к криптовалютным кошелькам, деньги…. Кстати, о деньгах. Я вдруг понимаю, что у меня с собой нет ни копейки. Быстро опустошаем наши кошельки и у меня в кармане оказывается несколько сот долларов и столько же евро. Понимаю, что скорее всего их у меня отберут, но попробовать стоит.

Проходит около часа, а телефоны продолжают звонить. Никто по-прежнему не знает, что со мной делать.

И вдруг всплывает еще одна проблема — я не помню ни одного номера телефона, куда я позже возможно смогу позвонить. Судорожно начинаю запоминать телефон Тани. Говорил ведь я ей, что он слишком сложный! Никогда, друзья, не заводите себе сложные для запоминания телефоны!

Все еще держа Таню за руку, я прощаюсь с ней, а она мне в ответ: "Коля, все будет хорошо. Ты просто верь!"

И вот я отчетливо слышу, как сотрудник, получающий по телефону распоряжение, повторяет вслух то, что слышит на другом конце провода: "Выписать “нежелательный” и отпустить?".

Я не могу поверить своим ушам. Как можно отпустить террориста? Возможно позднее время и нешуточная усталость офицера, который рассматривает мое дело, сделало свою работу, но следующая мысль, которая посещает меня: "Бежать! Если мне и правда сейчас вручат бумагу — бежать! На несколько минут в гостиницу за вещами и мчаться на границу!"

ПЯТЬ ЧАСОВ ДО ГРАНИЦЫ

Уговаривать нас покинуть страну в течение суток было лишним. Я надеялся, что на границе мы будем максимум через пять часов, но, как назло, всю дорогу лил дождь и потому приходилось ограничивать скорость.

В РУВД меня зачем-то попросили оставить номер телефона. Понимая, что все еще может измениться (вдруг сотрудники органов передумают и решат все-таки передать меня ФСБ России) я вытащил из телефона SIM карту и полностью отключил его в надежде, что это даст дополнительный шанс на спасение?

Пять часов невероятного стресса на трассе Минск — Гомель до границы. Суммарно в этот день уже более двенадцати часов за рулем.

ГРАНИЦА

5:00 утра. Мы стремительно приближаемся к автомобильному переходу Беларусь–Украина.

Все как в кино. Вспоминаешь сразу десятки фильмов, как кто-то убегает от кого-то, а впереди заветный контрольно-пропускной пункт. Жуткое напряжение не отпускает — мы отдаем себе отчет в том, что все еще может измениться и вместо Украины я, все-таки, окажусь в российской тюрьме.

К счастью, ночью переход оказался свободным от других машин.

"Паспорта, зеленая карта, техпаспорт?" — просит предоставить документы пограничник; "Что везете? Откройте багажник!" — требует таможенник….

Еще несколько минут и мы с пропечатанным талоном у последнего шлагбаума. Его, как назло, никто не спешит открывать. А зловещий красный сигнал светофора продолжает выжигать нам глаза в темноте. Сердце непрерывно дает о себе знать…

"Зеленый!" — шепчет Таня. Шлагбаум открывается, и мы оказываемся на нейтральной территории между Беларусью и Украиной.

Расслабляться рано. Нужно ехать как можно скорей по нейтральной территории до украинского шлагбаума. Пока не заедем за него не успокоимся. В любую минуту, кто-то в органах в Беларуси может передумать и поднять тревогу.

Никогда в жизни я так сильно не стремился на родину!

УКРАИНА

Украинскую границу мы прошли быстро и легко. Спать теперь совсем не хотелось.

7:00 утра. Я все еще за рулем. От мыслей о том, что я был так близок к ужасающей перспективе провести годы жизни в российской тюрьме, от выпитых энергетиков и съеденных двух огромных пачек жареных семечек, сна как не бывало.

7:30. Только в этот момент, оказавшись на большой заправке, я чувствую, что засыпаю. Теперь нам ничего не угрожает…

Потому что Украина — свободная страна. В очередной раз я всем сердцем ощутил, что направление, в котором движется моя родина, каким бы сложным ни было движение, — единственно верное. И я счастлив, что живу в Украине.

P.S. От всего сердца благодарю знаменитого политического российского адвоката Mark Feygin, который быстро сориентировал меня и дал необходимые контакты для того, чтобы начать официальный процесс "разэкстремирования" меня. Хотя, до сих пор это дело остаётся очень непростым. А, точнее, еще никто не выиграл суд против ФСБ государства Россия.

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram . Будьте в курсе последних новостей.
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Все новости »
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Диалог.UAв Google+
Загрузка...