Лисянский о "голодном бунте" в "ЛНР": "Появилась искра и небольшой огонек...."

В июне на оккупированной территории Луганской области горняки нескольких шахт устроили массовые акции протеста, требуя выплатить долги по зарплатам. Представитель омбудсмена в Луганской и Донецкой областях Павел Лисянский считает, что сейчас от информационной поддержки с украинской стороны зависит, разгорятся ли эти бунты с новой силой.
Лисянский о "голодном бунте" в "ЛНР": "Появилась искра и небольшой огонек...."

В эксклюзивном интервью Диалог.UA представитель Уполномоченного по правам человека в Луганской и Донецкой областях Павел Лисянский признал, что главная составляющая протестов на оккупированных территориях – поддержка украинских СМИ, правозащитников и легитимной власти.

- Протест в Антраците и Зоринске был не последним?

- Это все зависит не только от шахтеров, которые вышли на протест. Это зависит еще от СМИ, от лидеров общественного мнения…

Мы видели, сколько крайне левых профсоюзов других стран приезжали на оккупированную территорию Луганской области, и как им представляли, что фашисты угнетают трудовой народ. А мне теперь хочется показать этим иностранцам, кто реально угнетает народ. Как так можно?

Вдуматься только: они окружили город, ввели дополнительный контингент своих спецподразделений, которые вышли не за повышение своих зарплат, не за улучшение условий труда, они вышли, чтобы вернуть свою заработную плату, чтобы эти деньги отдать женам и детям. Чтобы было хоть что-то на пропитание. Свои заработанные деньги. Как это делают оккупационные администрации. Ведь на шахте "Комсомольская" очень качественный энергетический уголь, и на него есть квоты на поставку в том числе и в РФ. Об этом открыто заявили правозащитники.

Кто это делает? Из-за кого конфликт?

- Горняки в итоге получили деньги?

- По моей информации, в первую очередь рассчитываются с протестующими. Протестующих было 120 человек, а, по-моему, там работает около 800 человек. А ситуация в "Донбассантраците" в Красном Луче, где было шесть шахт, там есть люди, у которых задолженность по заработной плате около 28 месяцев. Да им вообще никто не платит, не рассчитывается и вообще можно забыть, особенно сейчас, когда передали в новое предприятия "Восток-уголь".

Мы это все документируем, правозащитные организации могут это все лоббировать в информационном поле, чтобы общественность знала, что происходит. Дипломатические миссии знали, что там происходит.

Они аресты совершали. На шахте "Комсомольская" они приходят, к примеру, к семье протестующего. "МГБ" говорит, звоните в шахту, а там есть такая возможность через коммутатор, и (родственники - ред.) говорили: "К нам пришли, ты, наверное, выходи".

Сейчас появилась искра. Искра появилась после трагедии на шахте "Схид-карбон", потом из этой искры появился небольшой огонек, был протест на шахте "Никанор-Новая", и с шахты "Никанор-Новая" пошел дальнейший процесс организации.

От того, как мы сейчас отреагируем информационно на это, будет зависеть дальнейшее протестное движение на оккупированной территории. Если люди в 14-15 годах боялись, не выходили, сейчас не боятся. Полнейшее отчаяние. Довели людей, как только можно, что у людей не работает инстинкт самосохранения.

Сейчас еще чуть-чуть - и последние трудовые ресурсы, которые там остались, уедут. Но нам надо все равно бороться.

Напомним, 5 июня работники шахты "Комсомольская" в Антраците устроили забастовку, требуя погашения долгов по зарплате, которые начали накапливаться еще в 2016 году. Пока шахтеры находились под землей, их жены просили общественность обратить внимание на протест, опасаясь, что их мужья будут уволены, но деньги им не вернут.

Оккупанты мгновенно отреагировали на бунт перекрытием дорог, отключением Интернета и мобильной связи, появлением большого количества работников "МГБ" в Антраците.

Автор - Юлия Булыга
Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram . Будьте в курсе последних новостей.
Загрузка...
Загрузка...
КАРТИНА ДНЯ
Все новости »
Загрузка...