Правила поведения при встрече со львами. Главное не вздумать бежать!

Наука и техника
1823
природа, львы, наука, среда обитания, правила выживания
Как необходимо себя вести со львом при первой встрече с ним в естественной среде обитания попытался разгадать корреспондент BBC Travel, который для этого отправился в Ботсвану, фауна которой поражает воображение.

Никогда еще самая обычная прогулка не казалась таким опасным предприятием. Собравшись в лагере за столом, заваленном картами и путеводителями, а также уставленном емкостями с джин-тоником, мы планировали вылазку в послеполуденное пекло. Наш проводник Пол Дитиро, обычно пребывающий в благостном расположении духа, оглядел нашу группу, вперив поочередно в каждого из нас испытующий взгляд.

"Правило номер один: не пытаться бежать. НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ!" - изрек он. Все признаки присущему ему от природы веселья исчезли под влиянием серьезности момента. "Идти будем в колонну по одному. Я в голове, - сказал он. – Там их четверо или пятеро, и все крупные. Вы можете легко наткнуться на них. Это – лучший способ встречи с дикой природой лицом к лицу. Вы сможете унюхать ее, пощупать, попробовать на вкус. Это совершенно неповторимое ощущение!"

Лагерь "Футстепс"

Я находился в отдаленном маленьком лагере под названием "Футстепс - пешком через дельту", расположенном в самом сердце дельты реки Окаванго в Ботсване. Оправдывая свое название, лагерь специализируется на организации "пеших сафари" - небольших приключений, во время которых экскурсантам приходится выбираться из джипов и той зоны комфорта, которой их обеспечивают, и вступать на сухую африканскую почву. Здесь мне предстоит совершить два однодневных пеших похода, всякий раз в компании вооруженного проводника. Путешественник, оказавшийся в дельте Окаванго, попадает в настоящее царство птиц и зверей, но я приехал сюда с одной единственной целью, и этой целью были большие кошки. Львы.

Компания искателей приключений у нас подобралась та еще: средних лет доктор и адвокат из Шотландии, пожилая, но вполне бодрая испанская пара из Барселоны, ну и наконец я – дотошный, но слегка испуганный журналист, пишущий о путешествиях. Когда мы бодрым шагом покидали лагерь в направлении небольшого пруда, известного под названием "Кастрюля Пола" (так его назвал – в свою честь – наш предводитель), из-под подошв наших ботинок вздымались облачка пыли.

Регион Окаванго, по которому протекает одноименная река, образующая единственную в мире дельту, не имеющую стока в океан, - это часть пустыни Калахари. Под нашими ногами не было ничего, кроме тонкого слоя выжженной солнцем травы и 300 метров песка. Ботсвана – это испытывающая вечную жажду страна, 70% которой покрывает пустыня, ни единая капля влаги не падает здесь на поверхность почвы 10 месяцев в году. Для того, надо полагать, чтобы задобрить богов, повелевающих осадками, страна назвала свою валюту и национальную дорожную сеть словом "пула", что в переводе с языка тсвана означает "дождь".

Однако, оказавшись здесь всего за несколько недель до начала ежегодного сезона дождей, которое приходится на декабрь, мы получили преимущество в наших поисках представителей семейства кошачьих. В течение сухого сезона животные лишены роскоши тенистых и зеленых укрытий. Им негде укрыться в бесплодной коричневой саванне, и они вынуждены толпиться у редких источников воды, еще не поглощенных недремлющим, безжалостным солнцем.

Животные и их следы

Через 10 минут пути нам встретились первые представители животного мира. Это была пара жирафов, которую мы застали в довольно деликатный момент.

Естественно, посыпались шуточки.

"Вы только посмотрите, как нежничают эти двое", - сказал один из шотландцев.

"Она просто попросила его потереть ей спинку", - добавил кто-то из испанцев.

Дитиро воспользовался возможностью пополнить наши знания. Пока жирафы с весьма недовольным видом удалялись от нас, Дитиро объяснил, что люди обладают бинокулярным зрением. Это роднит нас со всем другими хищниками. Когда травоядные животные, на которых охотятся хищники, видят, что у кого-то глаза расположены на передней части головы, они инстинктивно понимают, что такое существо – лев, леопард или человек - представляет для них угрозу.

Затем Дитиро переключил передачу и присел на корточки перед кучей помета.

"Даже слоновий навоз может оказаться весьма любопытной субстанцией", - сказал он, ковыряя в этой куче палкой.

Разворошив горку, он показал нам, что съело животное, а также поведал, что в давние времена, а порой и в нынешние, местные жители находили и находят применение этому веществу в своей повседневной жизни. "Этот навоз обладает лечебными свойствами, а если его бросить в костер, дым от него будет отгонять комаров", - рассказал он.

Мы все больше удалялись от нашего лагеря, миновав и "Кастрюлю Пола", и еще один маленький пруд. В этом водоеме обитал единственный ленивый гиппопотам, который выразил свое неудовольствие вторжением, сердито фыркнув нам вслед.

"Он демонстрирует нам, какой он крутой", - объяснил Дитиро, улыбаясь.

Пока мы шли, Дитиро развлекал нас байками, которых накопилось немало за 10 лет его работы проводником в лагере "Футстепс". К былым временам относилась история о прижившемся в лагере самце гиены по кличке Толстый Альберт. Он как-то умудрился вонзить зубы в огнетушитель, который от этого взорвался (с Альбертом все обошлось благополучно, и спустя несколько ночей он снова рыскал по лагерю). А как-то ночью самка леопарда притащила в лагерь свою добычу и устроила себе пир, расположившись на дереве, прямо над лагерным костром (к счастью, все обитатели лагеря надежно укрылись в палатках).

Шутки, однако, закончились, когда Дитиро засек кое-что необычное – пару стервятников на стоявшем неподалеку дереве. Махнув рукой в сторону птиц, он сказал: "Когда они собираются вместе штук по 10-15, вы можете точно сказать, что внизу готовится барбекю". По мере того, как мы приближались, слетались и все новые стервятники, которые опускались на лишенное листьев дерево или продолжали парить над нами.

"Положение любопытное, - произнес Дитиро, внезапно став серьезным. – Держитесь плотнее друг к другу, один за другим и без промежутков".

Мы миновали дерево со стервятниками (при этом каждый из нас остро ощущал опасность, которая была, похоже, повсюду) и вышли на обширное открытое пространство, обещавшее превратиться в цветущий луг после сезонных дождей.

Увы, здесь нас ждало разочарование: вокруг не было ничего и никого. Ни единой большой кошки или других хищников в поле зрения. В течение нескольких следующих дней мы снова и снова отправлялись в путь по долинам, мимо прудов, но встреча со стервятниками оставалась единственным случаем, когда нам удалось наблюдать серьезных охотников в лагере "Футстепс". Хотя львы и леопарды – обыденное явление в Окаванго, нет никаких гарантий, что вам удастся увидеть их своими глазами. Эти существа совсем не постоянны. Они могут оставаться в одном и том же районе на несколько дней, а потом ни с того, ни с сего снимутся с места и уйдут за десятки миль, куда глаза глядят.

Дитиро, тем не менее, заверял меня, что нам удастся увидеть крупного зверя. Из других лагерей по радиосвязи, которая соединяет эти разбросанные на большом расстоянии друг от друга пункты, поступали сообщения, что то тут, то там видели львов. И мы вдвоем с Дитиро отделились от нашей группы и отправились в другой лагерь, в Канане, где намеревались продолжить поиски.

В поисках больших кошек

Дороги связывают лишь малую часть из более чем 60 лагерей для любителей сафари, разбросанных по Окаванго. Основной вид транспорта – горстка легкомоторных самолетов "Сессна", которые перевозят гостей из одного лагеря в другой. Они плюхаются в траву или грязь на импровизированных взлетно-посадочных полосах и, едва выгрузив одну партию пассажиров, принимают на борт другую, чтобы снова взлететь.

Вы приземлились в Канане и, не мешкая, приступили к делу. Здесь для экскурсий был избран смешанный способ передвижения – на машине и пешком. На джипе мы забирались глубоко в дебри, а дальше на своих двоих топали через высокую колючую траву по обширной, выжженной саванне. Проводники из лагеря рассказали нам, что в окрестностях были замечены львы, двое взрослых молодых самцов. Пока мы ехали по песчаной дороге, Дитиро, державший руль одной рукой, далеко высовывался из машины с открытой стороны, засекая и бракуя одну за другой цепочки следов.

"Нет, это всего лишь бабуин", "Слишком старый след", - говорил он тихо.

Но вот, наконец, он нашел именно то, что мы искали – львиные следы, причем свежие.

"Следы – очень важная вещь, - сказал он. – Следы ведут к животному".

Дитиро остановил джип и забросил за плечо здоровенную винтовку калибра .458 (11,63 мм), которую порой неизящно называют "ружьем для слонов". Мы снова нырнули в высокую траву. Никаких признаков присутствия львов поначалу не наблюдалось, но Дитиро чутко следил за поведением животных – или отсутствием такового – вокруг нас. Тот факт, что почти все травоядные животные покинули округу, был красноречивым признаком присутствия здесь львов.

Двигаясь пешком, мы описали безумно большой круг, удаляясь от джипа, пересекли несколько лугов, обошли широкую котловину и снова вернулись к нашей машине. Львов мы так и не нашли. Тут Дитиро вдруг пришло в голову, что нам следует вернуться назад… И вот тут-то мы их и увидели – двух крупных парней, укрывшихся в кустах. Совсем недавно, абсолютно ни о чем не подозревая, мы прошли буквально в нескольких метрах от них.

Дитиро взвел винтовку, пока один из двух львов, присев на задние лапы, следил за нами с такой пристальностью во взгляде, какой мне не приходилось встречать когда-либо прежде. Сейчас я был добычей. Ничто, кроме малого куска африканской саванны, "слоновьего ружья" Дитиро и непредсказуемой прихоти кошки не отделяло меня от верной смерти. Меня охватил ужас.

Лев медленно поводил хвостом. Дитиро велел мне замереть. "Он раздумывает, нападать или нет, - сказал проводник, удары сердца отдавались у меня в ушах. - До нас ему примерно 50 метров. Он может покрыть их меньше, чем за две секунды". Никогда ранее я не чувствовал себя таким беззащитным: какой-то человечек, один-одинешенек стоит и таращится на одного из самых больших хищников из царства зверей.

"Посмотри на эти мускулы, посмотри на эти когти, - говорил мне Дитиро, понизив голос до шепота. – Он – настоящая машина для убийства".

Спустя несколько минут, может быть, пять, а может и 15, настало время уходить. Лев не нападал.

Когда мы доскакали до лагеря, я почувствовал, как адреналин циркулирует в моей крови. Это был естественный экстаз, который мне никогда не забыть. За розовой пеленой, накатившей на меня, я чувствовал себя бесконечно счастливым. Какая удача выпала мне – пережить это восхитительное приключение. И какое везение, что я остался в живых!

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram . Будьте в курсе последних новостей.
Теги: Общество
Уважаемые читатели, просим вас быть корректными в комментариях. Пользователи, которые будут оставлять комментарии оскорбительного характера, либо комментарии, разжигающие вражду на религиозной, расовой, национальной или другой почве, а также публично призывающие к сепаратизму, будут забанены.
Социальные комментарии Cackle
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
КАРТИНА ДНЯ
Все новости »
Загрузка...
Загрузка...
Диалог.UAв Google+
Загрузка...