Сергей Тарута: Кихтенко не понимает Донбасс. Ему это еще предстоит

Военное обозрение
3522
Сергей Тарута, Александр Кихтенко, ДонРГА, Донбасс, новости Донецка, Мариуполь, ДНР, АТО, юго-восток Украины
Экс-глава Донецкой области передал Александру Кихтенко эстафету губернаторства, назвав Донбасс "умирающим пациентом".

Теперь уже бывший руководитель ДонОГА Сергей Тарута дал обширное интервью изданию Forbes, в которо подвел итоги своего почти 10-месячного губернаторства. Тарута, который пробыл у руля региона в течение наисложнейшего периода - от самого начала волнений, переросших впоследствии в полномасштабный военный конфликт, - считает, что сделал на своем посту все, что мог, и вменяет себе в заслугу, в частности, сохранение Мариуполя в сфере контроля украинской власти.

В ходе интервью Сергей Тарута часто сравнивает Донбасс с тяжелобольным пациентом, который находится между жизнью и смертью, давая понять, что вопрос о "медицинском прогнозе" остается открытым. При этом экс-губернатор выражает недовольство позицией центральной власти по отношению к Донбассу - в частности, он упрекает премьер-министра Арсения Яценюка в том, что тот "забыл Донбасс" и проигнорировал все предложенные командой Таруты антикризисные меры. "Я теперь могу точно сказать: губернатор – это должность, которая не слишком влияет на происходящее, и к которой не сильно прислушиваются. При желании – "отмораживаются", по телефону не говорят и не хотят встречаться. Ты никак не влияешь" - сетует Тарута.

Кроме того, экс-губернатор не скрывает своих сомнений по поводу того, насколько успешно справится новый руководитель Донецкой области с возложенными на него обязанностями. "Наша команда работала 17-18 часов в день. Я думаю, новому губернатору нужно более 24 часов", - заявляет Сергей Тарута, при этом подчеркивая, что Кихтенко не хозяйственник, а военный, и поэтому не вполне уясняет себе специфику работы на новой должности. 

К тому же Тарута не уверен, что Кихтенко будет воспринят населением региона, и в мирное время отличавшееся непростым нравом, а сейчас - и подавно. "На Донбассе никогда не любили варягов, - говорит Тарута. - Я предупредил, что все неэффективные действия будут сразу же подвергаться критике. Не из-за того, что я хочу выяснять отношения с последователем – наоборот, я с глубоким уважением отношусь к нему. Но если проблемы в регионе будут усугубляться по вине руководителя области, то я молчать не стану". 

Dialog.ua приводит тезисы интервью Сергея Таруты.

Об официальной версии

Формулировку вы все читали (советник президента Юрий Луценко заявил, что Порошенко подыскивает на пост губернатора Донетчины персону, чей стиль управления будет схож с методами недавно назначенного главы Луганской области Геннадия Москаля. Forbes). Она немного отличается от того, что сказал Президент в Краматорске, представляя нового губернатора. Он сказал, что «Сергей идет в политику», где будет реализовывать реформы на более высоком уровне. И понимая, что я буду баллотироваться, он искал кандидатуру для решения стоящих сейчас на Донбассе задач.

Мое главное требование было – чтобы этот человек понимал Донбасс. Мне была важна преемственность команды, чтобы мы сейчас не потеряли все то, что было сделано. Это самое главное.

Я ведь не сильно желал быть губернатором. У меня были агрессивные планы – до сентября провести основные реформы, и в сентябре найти преемника и передать ему ключ от кабинета и отличную команду.

О реальной подоплеке

Мы общались с Президентом накануне – мне позвонили, пригласили на встречу на Банковую.

Я не хотел бы комментировать это решение Президента, и чем оно было вызвано. Формированием ли своей команды, на что он, безусловно, имеет право, или тем, что я был неудобен. Я был неудобен не только Порошенко, но и Яценюку.

Но я критиковал, исходя не из личных отношений – отношения у меня со всеми хорошие – я не мог не доносить правду, понимая, что только общими усилиями можно достигнуть результата. Я стремился к тому, чтобы решения принимались консолидировано. А у нас решения принимаются личностями, хотя таких полномочий им граждане Украины точно не делегировали.

О преемнике

Со мной относительно кандидатуры преемника не советовались. У нас это вообще не очень принято.

Тем не менее, Александра Кихтенко я давно знаю – мы встречались и во времена Майдана, потом, когда был Крым, общались с ним как с военным специалистом вместе со Смешко (председатель комитета по вопросам разведки при президенте Игорь Смешко - ред.).

На Донбассе никогда не любили варягов. И неважно, какой он «золотой» – это инородное тело, которое тяжело приживалось

Мы беседовали с Кихтенко (после назначения - ред.), наша беседа длилась полтора часа. Работу губернатора он представлял себе как координацию с военными. Но военных у нас в Донецкой области более чем достаточно. Я его предупредил, что должность губернатора – это не военная должность. Губернатору военные вообще не подчиняются, что стало для него неприятным, похоже, сюрпризом. Это больше хозяйственная деятельность, решение социальных вопросов, работа с промышленностью.

Кихтенко глубоко знает правоохранительную тему, учитывая, что он возглавлял внутренние войска. Но знание правоохранительных аспектов – это не тот инструментарий, который нужен губернатору. Поэтому так важно, чтобы ему помогли сейчас, пока он вникает во все процессы. Но это его право – воспользоваться ли помощью той команды, которая была нами сформирована.

Надолго ли он? Это зависит от него – насколько он будет эффективен.

О конструктивной критике

На самом деле, я хочу, чтобы он (Кихтенко - ред.) состоялся, чтобы не было вакуума. Да мы и не позволим такому вакууму образоваться.

Я предупредил, что все неэффективные действия будут сразу же подвергаться критике. Не из-за того, что я хочу выяснять отношения с последователем – наоборот, я с глубоким уважением отношусь к нему. Но если проблемы в регионе будут усугубляться по вине руководителя области, то я молчать не стану.

Ему нужно опереться на тех, кто сейчас эффективно работает. К сожалению, тут еще и вопросы люстрации могут затронуть часть заместителей. Но если будут менять ради самой замены – а желающих всегда много предложить свои услуги, думая, что там можно поживиться – вот тогда это будет трагедия. И тогда я буду главным оппонентом и главным критиком.

О несвоевременных экспериментах

Сейчас не время экспериментов. Их можно проводить в мирное время, но сейчас необходимо очень быстро и эффективно решать те огромные проблемы, которые возникают. В этот опасный период хотелось бы, чтобы была более сбалансированная политика.

Наша команда работала 17-18 часов в день. Я думаю, новому губернатору нужно более 24 часов.

О горизонтальной вертикали

Функции и полномочия губернатора очень ограничены. Нужно взаимодействовать со всеми министрами, ведомствами, без них сегодня ничего не решить. Сейчас все так построено – возможно, к сожалению – больше на личных отношениях, чем на четкой вертикали.

О забывчивом премьере

Яценюк забыл Донбасс. В последний раз я общался с ним по телефону в мае месяце – после этого он игнорировал Донбасс. Еще хуже, что он игнорировал и все наши предложения по антикризисным мерам.

О недопущенных потерях

Поверьте, без нас Донбасса осталось бы очень мало. Точно не было бы Мариуполя.

О сожалениях

Конечно, самое страшное – это война и гибель людей.

Страшно, что многие наши предложения, которые основывались на понимании всех нюансов проблем и были ответом на вопрос – как с ними бороться, не учитывались.

Мы все пришли к осознанию того, что это не протест, а спецоперация, гораздо позже, чем это было необходимо. Один и тот же сценарий (с Крымом - ред.), одни и те же люди, которые его реализовывают – можно было предполагать, к чему все идет. Такие вещи должны прогнозировать специалисты в специальных службах и докладывать о них президенту и премьеру.

Но у нас всех это происходило на фоне эйфории и постмайдановских преобразований. Считали, что «победили тирана», и решили побороть сразу всех. В результате получили огромное количество проблем.

О специфике региона

Поймите, Донбасс – очень сложный организм, и у него очень быстро наступает аллергия и «несворачиваемость». На Донбассе никогда не любили варягов. И неважно, какой он «золотой» – это инородное тело, которое тяжело приживалось. Сейчас Кихтенко не понимает Донбасс. Ему это еще предстоит.

О перемирии и мирном плане

От перемирия, конечно же, есть положительный эффект. В первую очередь, мы дали возможность усилить наши оборонные рубежи, сделать передышку и качественное обновление вооруженных сил, правоохранителей. Меньше, к счастью, погибших.

Мирный план – это тоже положительный шаг, но он очень размытый. Мы подали свои предложения по конкретизации этих пунктов, и ожидали, что в короткий промежуток времени начнется их практическая реализация, что мы выйдем на какие-то договоренности. Сейчас мы видим, что никаких договоренностей нет.

Об ОБСЕ

Я общался с ОБСЕ, и мне, честно говоря, было очень грустно, потому что они не сильно хотят мониторить соблюдение договоренностей. Они боятся, потому что есть провокации, потому что стреляют, и потому что совместная группа неэффективна.

Об украинской Абхазии

Что меня пугает и страшит – это аналогия развития событий с абхазскими. Там тоже была буферная зона, там стороны отошли на определенное расстояние, там тоже было относительное затишье. А потом, когда одна сторона расслабилась, вторая вошла и заняла всю буферную зону.

После этого не стало Абхазии. Эта аналогия у меня перед глазами, и я не хочу увидеть ее наяву.

О попранных договоренностях

В рамках договоренностей в Минске есть проведенная линия раздела, от которой стороны должны отсчитать по 15 км, четко прорисована карта. Так вот, эта схема на сегодняшний день не выполняется. И боевые действия в Донецком аэропорту происходят как раз вследствие того, что противоположная сторона не желает придерживаться условий договора.

Обстрелы в Еленовке, Докучаевске, в районе Дебальцево – это все не случайности, это целенаправленная акция по дальнейшему захвату части территории.

О мифической третьей силе

Они (русские - ред.) ссылаются, что есть какая-то третья сила. Якобы местные сепаратисты, которые нарушают мирный договор. Честно – я в это не верю. У них есть достаточно аргументов и сил, чтобы заставить всех придерживаться правил.

Нас постоянно, практически ежедневно обстреливают из блуждающего миномета, из «Града» обстреливают аэропорт. «Третья сила» может стрелять из автомата, в крайнем случае – из пулемета, но не из «Града».

О законе об особом статусе

Тот закон, которые приняли – это очередная боль. Жители оккупированных районов посчитали, что их бросили, оставили за бортом. Зачем было это делать? С точки зрения управления были другие механизмы, которые мы опробовали и реализовали.

Например, Новоазовский район у нас тоже разделен, но мы же не присоединили его к городу Мариуполю или любому другому. Мы переподчинили работу всех органов власти свободным территориям, они временно занимаются жизнеобеспечением поселков, которые не относятся к их административной территории. Это все можно легко решать! И люди, которые живут рядом, и хотят, чтобы их освободили – они понимают, что эта территория оккупирована временно. Но вместо этого предпринимаются решения больше популистские, чем эффективные.

О стратегии восстановления Донбасса

Восстанавливать Донбасс нужно. Но восстановить не бездумно. Что частично разрушено – нужно восстановить, где разрушения очень большие – восстановить с модернизацией. Где предприятия – те же шахты – безвозвратно погибли, затоплены, то, конечно, от этого нужно отказываться.

Должна быть правильная экономическая программа (восстановления - ред.), я думаю, мы ее быстро подготовим, и будем понимать, как выйти из всего этого с наименьшими потерями. Мы инициировали создание двух агентств, которые будут заниматься вопросами восстановления Донбасса, привлекая средства от спонсоров, волонтеров, доноров… Это будет прозрачная модель реализации программ, при которой не должны воровать.

О сотрудничестве с центральной властью

Банковая не занимается плотно экономикой, поэтому мы в принципе немного общались.

Министр финансов очень помогал – за это ему особая благодарность, конструктивно работало Минобразования, хорошие отношения сложились с Аваковым. Владимир Гройсман старался поддерживать, но у него нет команды, которая могла бы работать в той же динамике, что и он. Все остальные – старались нас игнорировать.

О будущей работе в парламенте

Я буду блокироваться со всеми, кто будет защищать Донбасс – думаю, это будут депутаты с Востока. С другой стороны, есть группа тех, кто уже наработал неплохие проекты по реформам – мы будем объединяться с ними для решения ключевых вопросов.

Конфигурация пока неважна, важно, чтобы мы объединили интересы вокруг этих целей и вместе быстро провели реформы. Эти реформы будут болезненными для центральной власти, потому что предусматривают отказ от полномочий.

Я теперь могу точно сказать: губернатор – это должность, которая не слишком влияет на происходящее, и к которой не сильно прислушиваются. При желании – «отмораживаются», по телефону не говорят и не хотят встречаться. Ты никак не влияешь. Нам нужно провести реформы и передать полномочия на места.

О течении болезни

Сегодня на Донбассе нужен врач. Больной в реанимации, и нужен не один хирург, а целая реанимационная бригада, которая поможет умирающему на операционном столе.

К сожалению, мы запустили болезнь. Вначале нужна была маленькая резекция, а сейчас приходится делать химиотерапию всего общества. И ее понадобится несколько курсов.

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram . Будьте в курсе последних новостей.
Источник: Forbes
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
КАРТИНА ДНЯ
Уважаемые читатели, просим вас быть корректными в комментариях. Пользователи, которые будут оставлять комментарии оскорбительного характера, либо комментарии, разжигающие вражду на религиозной, расовой, национальной или другой почве, а также публично призывающие к сепаратизму, будут забанены.
Социальные комментарии Cackle
Все новости »
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Диалог.UAв Google+
Загрузка...