Взгляд российских СМИ: выживет ли бизнес под контролем ДНР и ЛНР?

Экономика
10401
экономика, бизнес, налоги, днр,лнр, донецк, луганск, стирол
Предприятия останавливаются, частники перерегистрируются. Эксперты считают, что через несколько месяцев экономика в рамках республик посыплется как карточный домик.

«Бизнес-среда в ЛНР и ДНР сейчас больше похожа на еле бурлящий котел, огонь под которым уже давно угас, а жидкость в котле остается еще относительно теплой. Сколько еще она будет такой? Экономисты предсказывают – от нескольких месяцев до полугода», - пишет Slon.ru.

После банковского коллапса в Донбассе закрылась Налоговая служба Украины, потом Казначейство, филиалы Пенсионного фонда и социальных служб. Одновременно основные полномочия по управлению городами взяли на себя локальные военные коменданты. Обычно это кто-то из представителей рабочего класса – например, в Стаханове это каменщик Павел Дремов, а в Ровеньках электросварщик Игорь Кулькин. К слову, действующие мэры тоже остались у руля, но без реального влияния на жизнь населенного пункта.

Небольшие коммерсанты теперь подчиняются указам комендатур, налоги устанавливает местная власть, сформированная из ополченцев. Например, в Свердловске всем бизнесменам и юридическим лицам необходимо пройти перерегистрацию. В приемную «Народной налоговой» выстроились огромные очереди, законопослушные горожане не хотят иметь проблем с новой властью. Процесс перерегистрации платный – стоимость свидетельства 100 гривен, в то же время производится платеж за патент на предпринимательскую деятельность – 200 гривен. Также собирают налог на землю за прошлый и текущий год. Вся оплата принимается только наличными деньгами, - описывает ситуацию российское издание.

«Особенность административной структуры ЛНР в том, что эта территория поделена на несколько сфер влияния. В Луганске, хотя и есть несколько конкурирующих между собой группировок, все же доминирующее положение у Игоря Плотницкого, главы республики. Юг Луганщины поделен между атаманом Войска Донского Николаем Козициным и местным ополчением и, по рассказам местных жителей, – российскими войсками. В Алчевске влияние и полная власть у Алексея Мозгового, главы батальона «Призрак», и т.д. Раздробленность достаточно велика, поэтому и условия, которые они выставляют предпринимателям, отличаются. Большая часть сборов оседает в карманах народных мэров, комендантов, а часть уходит в центральный бюджет республики. Хотя последнее тяжелее проследить, а официальную информацию по налогам никто там не публикует.

В ДНР насчет финансового разделения все гораздо проще – его почти нет. На уровне так называемого министерства по доходам и сборам прописана вся система налогообложения. Юридические лица обязаны платить налог в размере 20% от прибыли, физические – 13% подоходного налога, если доход меньше 10 тысяч гривен, а если больше, то 20%. Для сравнения: в украинском законодательстве подоходный налог закреплен на уровне 10–17% в зависимости от категории и уровня дохода.

Остальные пункты налоговых сборов в Донецкой республике выписаны вольно: таксисты платят 170 гривен в месяц, маршрутное такси – ежемесячно 500 гривен, рыночники – 150 гривен. Сбор за использование природных недр – по 10 тысяч гривен в местный и республиканский бюджеты», - пишет Slon.ru, добавляя, что в донецком министерстве не скрывают, что за уклонение от уплаты налогов предусмотрены жесткие санкции от штрафов до административного ареста неплательщика.

В то же время, по данным издания, крупные ведут себя иначе: принадлежащая миллиардеру Ринату Ахметову компания ДТЭК, в которую входит несколько ведущих угледобывающих предприятий, сообщает, что остается налогоплательщиком Украины. Хотя в связи со сложной финансовой ситуацией некоторые шахты, работающие в зоне военных действий, обратились в украинские налоговые органы для оформления рассрочек по налоговым обязательствам на выплату НДС, налогов и сборов.

«Несмотря на все трудности, за девять месяцев 2014 года предприятия в зоне военных действий перечислили в украинские бюджеты всех уровней около 3 млрд гривен», – говорит Марина Полякова из дирекции по внешним связям ДТЭК.

А бывший народный депутат от Партии регионов Борис Колесников в беседе утверждает о еще большем – все известные ему крупные предприятия остаются в поле налогообложения Киева или об этом заявляют.

Но большая часть промышленных компаний и вовсе приостановила свою деятельность. В Горловке концерн «Стирол», крупнейший на Украине производитель минеральных удобрений, принадлежащий украинскому миллиардеру Дмитрию Фирташу, закрылся еще летом, а все запасы химикатов вывезены из зоны военных действий, производство законсервировано.

Не лучше ситуация и на Луганском машиностроительном заводе. Последние двенадцать лет завод работал на российский рынок и изготовлял оборудование для угольной, черной и цветной металлургии, коксохимической, энергетической, строительной, целлюлозно-бумажной промышленности и сельского хозяйства. В конце августа в результате артобстрелов цеха были практически полностью разрушены. Руководство решило эвакуировать предприятие в Россию – теперь завод будет располагаться в Каменск-Шахтинске Ростовской области.

Подобная ситуация и на Луганском литейно-механическом заводе. Он основан в 1933 году и до начала конфликта занимал ведущую роль в производстве чугунных отопительных радиаторов, труб, военной техники. С начала боевых действий завод законсервировали, а позже, в результате разрушенных РЭС, обесточили. Некоторые административные здания сгорели во время обстрелов.

Донецкий завод «Топаз» производил и разрабатывал сложные радиотехнические системы и комплексы особого назначения, а также радиотехнические изделия. Сейчас он простаивает, руководство сбежало; по некоторым данным, в июне представители ДНР вывезли с завода все машины, в том числе дорогостоящую военную установку радиолокационного подавления «Мандат». Но в цехах «Топаза» все же заметны признаки жизни, там теперь размещают военные казармы ополченцев.

Закрывал двери своей проходной для рабочих и Донецкий металлургический завод (ДМЗ), подконтрольный российскому предпринимателю Виктору Нусенкису. Причина остановок цехов – поврежденные железнодорожные пути, по которым доставлялось сырье и вывозилась готовая продукция. В первых числах октября руководство завода бодро отрапортовало, что начала работать доменная печь №1, остановленная ранее из-за отсутствия сырья. За девять месяцев текущего года ДМЗ произвел 760 тысяч тонн чугуна – на 25,9% меньше, чем годом ранее.

Сколько завод сможет работать? Украинский экономист Александр Жолудь уверен, что недолго, и объясняет почему: металл – это тяжелая продукция, которая транспортируется только морским путем ради снижения себестоимости. Иначе при транспортировке по железнодорожным путям производство резко становится убыточным. И загвоздка вот в чем – единственно пригодный для металлургов порт находится в Мариуполе, который контролируется Киевом.

«Это делает, мягко говоря, туманной перспективу металлургических предприятий, а по большому счету, ставит крест на них», – убежден Жолудь.

«Никакой политики, но посудите сами – остановятся большие предприятия, у людей не будет денег. Прекратят существование мелкие предприятия, в основном из сферы услуг, ведь банально не будет денег на хлеб, куда уж на поход в кино. Меньше предприятий, меньше налогов. А значит, местный бюджет будет мизерным. Экономика посыплется, как карточный домик», – считает Жолудь.

На торговом рынке остались только те, кто сотрудничает с нынешней властью, - пишет издание. За денежное вознаграждение власть гарантирует целостность поставок товаров и продукции. А с теми, кто против, поступают по закону военного времени – с ними разговор недолог. Так случилось в Луганске с крупной украинской торговой сетью «АТБ» – у них национализировали, а проще говоря, забрали 25 магазинов и складов с товарами, а на основе их создана сеть супермаркетов, названная «Народный». Анна Личман, глава пресс-службы «АТБ», говорит, что товар, скорее всего, подвозили из других разграбленных магазинов или использовали их остатки.

Схожая судьба постигла и два крупнейших луганских торговых центра – «Атриум» и «Центральный». А вот центральный рынок в том же Луганске заработал – туда вернулся прежний хозяин, сумевший договориться с новыми властями.

Жолудь вспоминает, что подобный сценарий межгосударственного развала протекал в начале 1990-х, когда экономика СССР раздробилась на республиканские, связи между предприятиями разрушились. Вследствие чего, заводы и фабрики закрывались, безработица росла, а уровень жизни долгое время падал.

Присоединяйтесь к нам в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram . Будьте в курсе последних новостей.
Источник: Slon.ru
Уважаемые читатели, просим вас быть корректными в комментариях. Пользователи, которые будут оставлять комментарии оскорбительного характера, либо комментарии, разжигающие вражду на религиозной, расовой, национальной или другой почве, а также публично призывающие к сепаратизму, будут забанены.
Социальные комментарии Cackle
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
КАРТИНА ДНЯ
Все новости »
Загрузка...
Загрузка...
Диалог.UAв Google+
Загрузка...